» » Пермский театр привез на «Золотую маску» оду балетному искусству

Пермский театр привез на «Золотую маску» оду балетному искусству

Пермский театр привез на «Золотую маску» оду балетному искусству

24-й театральный фестиваль «Золотая маска» открылся 6 февраля 2018 года спектаклем «Золушка» Пермского академического театра оперы и балета им. П.И.Чайковского на сцене Музыкального театра им. К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко. Постановка претендует на звание лучшего балетного спектакля, в частных номинациях на премию «Золотая маска» представлены Теодор Курентзис («лучшая работа дирижера»), Алексей Мирошниченко («лучшая работа балетмейстера-хореографа»), Инна Билаш («лучшая женская роль» – Вера Надеждина), Никита Четвериков («лучшая мужская роль» – Франсуа Ренар), Альона Пикалова («лучшая работа художника в музыкальном театре»), Татьяна Ногинова («лучшая работа художника по костюмам в музыкальном театре») и Алексей Хорошев («лучшая работа художника по свету в музыкальном театре»).

Оригинальный динамичный спектакль с подзаголовком «балетная драма в трех действиях» поставлен на музыку Сергея Прокофьева к балету «Золушка», и формулировка «на музыку» в данном случае единственно верна. Алексей Мирошниченко, с подачи Теодора Курентзиса, отделил партитуру Прокофьева от известного сказочного сюжета с хеппи-эндом и написал абсолютно новое либретто, согласно которому действие происходит в 1957 году в Москве «во время Всемирного фестиваля молодежи и студентов». Балетная труппа Главного театра страны (подразумевается, что Большого, знаменитый занавес которого мы видим во II акте) ставит «Золушку» Прокофьева перед зарубежными гастролями. Поскольку речь идет о престиже страны, процесс курирует Министр культуры (Дарья Зобнина) и приобщается даже Генеральный секретарь (Дмитрий Дурнев), списанные с Фурцевой и Хрущева. Здесь кипит привычная балетная жизнь: репетиции, скандалы, интриги. Приглашенная парижская звезда Франсуа Ренар (альтернатива сказочному принцу) отказывается от участия в новой постановке: ему не нравятся ни хореография, ни прима-балерина. Министр культуры принимает решение перепоручить подготовку нового спектакля молодому хореографу Юрию Звездочкину (Артем Мишаков), а главная роль достается молодой танцовщице Вере Надеждиной. Француз воодушевлен переменами и партнершей, худсовет – новой хореографией, премьера проходит с триумфом. Однако возникшее между Франсуа и Верой взаимное чувство сулит бедой: в советских условиях Золушке заморский Принц не полагается. Франсуа выдворяется на родину, Вера обвиняется в шпионаже и становится невыездной, а затем переводится на работу в Пермь, куда вслед за своей музой устремляется Юрий Звездочкин и где, как говорит нам автор либретто, никакие политические коллизии искусству и личному счастью не помеха. (Не случайно в сопроводительном буклете большое место уделяется рассказу об истории Пермского театра.) Финал спектакля сообщает подспудно, что вдали от имперских столиц могут сосредотачиваться мощные артистические силы, не говоря уже о прекрасных принцах местного производства.

«Золушка» – продолжение «советского проекта» Алексея Мирошниченко, который видит в нем «гигантский пласт информации», подлежащей глубокому исследованию. Прежде в рамках «Золотой маски» москвичи имели удовольствие ознакомиться с диптихом Мирошниченко на музыку Шостаковича (инсценированным Прологом к незавершенной опере «Оранго» и одноактным балетом «Условно убитый»).

- Тогда мы примирялись с тридцатыми годами XX века, сейчас – с пятидесятыми, - считает Мирошниченко.

Однако в «Золушке» эпоха – лишь повод и трамплин, в большей мере режиссера-хореографа занимают вечные ценности и проблемы балетного искусства, которому (а заодно Пермскому театру, где служит худруком) он спел оду своим спектаклем. О балетном мире он рассказывает с любовью и ехидством, теплотой и сердечной болью, юмором и гротеском, делая хореографическую партитуру стилистически пестрой и чрезвычайно разнообразной. Бал в королевском дворце, «поставленный Звёздочкиным» на старинный манер («театр в театре»), и любовный дуэт во II акте оказываются связующим звеном между новым и старым либретто, и в этом акте союз музыки и хореографии Мирошниченко наиболее гармоничен. Тем более что Теодор Курентзис обошелся без революций и подал партитуру Прокофьева в высшей степени деликатно, притом эмоционально и ярко, уделяя наибольшее внимание лирике.

Татьяна Давыдова, InterMedia

Читайте также

Коментарии (0)
Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите два слова, показанных на изображении: *
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.