» » Американская писательница рассказала о домогательствах Дастина Хоффмана

Американская писательница рассказала о домогательствах Дастина Хоффмана

Американская писательница рассказала о домогательствах Дастина Хоффмана

Американская писательница Анна Грэм Хантер выступила автором гостевой колонки для Hollywood Reporter, где рассказала о домогательствах Дастина Хоффмана. История произошла в 1985 году, когда 17-летняя на тот момент Анна была стажёром на съёмках картины «Смерть коммивояжёра».

- В мой первый рабочий день он попросил сделать ему массаж ступней; я сделала. Он в открытую флиртовал со мной, хватал меня за зад, говорил о сексе со мной и в моём присутствии. Однажды утром я зашла к нему в гримёрку, чтобы узнать, что он будет на завтрак; он посмотрел на меня и неспешно ухмыльнулся, а потом сказал: «Я буду яйцо вкрутую... и клитор всмятку». Окружающие расхохотались, а я ушла, лишившись дара речи. Я пошла в ванную и заплакала, — вспоминает Хантер.

По её словам, она никогда не скрывала эту историю от своих друзей, но поначалу опускала последнюю часть, содержащую сальную шутку, однако потом осмелела, и с каждым новым рассказом ей становилось легче. При этом ей казалось, что если заговорить публично и привлечь в качестве свидетелей других членов съёмочной группы, они наверняка «покачают головами» и скажут, что она не казалась обеспокоенной и «много смеялась».

Анна говорит, что ей очень нравилось работать на съёмках — она была влюблена в Джона Малковича, а внимание Хоффмана поначалу даже льстило — но в конце концов перестало. Она приводит выдержки из писем, в которых рассказывала сестре о том, что происходило в течение пяти недель съёмок. Из них следует, что со временем менялись её отношения с Дастином и чувства, которые она переживала от общения с ним. Сперва ей, как и другим девушкам-стажёркам, пришлось вынести немало пошлостей в свой адрес, и несколько раз она даже била его по рукам; затем однажды актёр обратил внимание на то, что ей не нравится его поведение, принёс ей свои извинения и стал гораздо вежливее и внимательнее. При этом наставница Анны сделала ей замечание, сообщив, что «во имя продакшена необходимо жертвовать некоторыми из своих ценностей».

- Не бывает стопроцентно хороших или плохих людей. Дастин — свинья, но он мне очень нравится, — пишет Хантер в конце.

По словам Анны, сейчас, перечитывая эти письма, она чувствует огромную жалость к той девочке-подростку, которая была готова терпеть унижения, лишь бы побыть рядом со знаменитостью — но при этом она продолжает испытывать к самому Хоффману добрые чувства.

- Да, он был отвратителен — но при этом мог быть и милым, и он очень хотел понравиться мне, — поясняет писательница. — Мне всё ещё нравится смотреть на него на экране. У меня очень долго была видеокассета с фильмом «Тутси», и в свои 20 и 30 я могла пересматривать её бесконечно — даже при том, что я помнила, как сказала ему о своём разочаровании — после этого фильма я ожидала, что он будет гораздо лучше, чем есть на самом деле. Не так давно я впервые за долгое время пересмотрела фильм «Вся президентская рать» и потом написала сестре: «Не странно ли, что он кажется мне сексуальным после всего, что он сделал?».

Анна также пишет, что помимо Хоффмана в её жизни бывали и другие случаи приставаний — и порой ей приходилось терпеть, потому что внимание мужчин нравилось ей больше, чем его отсутствие. По словам Хантер, через полтора года после съёмок «Смерти коммивояжёра» до неё стал домогаться другой актёр в возрасте, имени которого она не называет.

- Описывая то, как сексуальные насильники обращаются с детьми, чтобы потом использовать их в своих целях, употребляют выражение «втираться в доверие» — но что, если они втираются к нам в доверие для того, чтобы нами пользовались другие мужчины? Может быть, старшие ребята в школе проложили дорожку для Дастина Хоффмана — а тот, в свою очередь, проложил дорожку другому актёру, который проложил дорожку всем остальным мужчинам в возрасте, о которых я знала, что они прохвосты, но меня всё равно к ним тянуло? Мне 49, и я понимаю, что то, что делал Дастин Хоффман, укладывается в более широкие рамки того, через что женщинам приходится проходить в Голливуде и не только. Он был хищником, я — ребёнком, и это было сексуальными домогательствами, — подытожила писательница.

Hollywood Reporter также приводит официальное заявление самого Хоффмана, который дал комментарий после выхода колонки.

- Я испытываю огромное уважение к женщинам и чувствую себя ужасно из-за того, что какие-то мои действия могли поставить её в неудобное положение. Мне очень жаль. Это не отражает моей истинной сути, — сказал актёр.

Читайте также

Коментарии (0)
Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите два слова, показанных на изображении: *
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.